На этой неделе у нас в гостях заместитель начальника Госавтоинспекции МВД России Олег Евгеньевич Понарьин. Олег Евгеньевич, Здравствуйте. 

РЧ: Говорить мы будем о ситуации с аварийностью на российских дорогах, 2020 год у нас только начинается, но 2019 был тоже масштабным на различные события, в том числе по реализации национального проекта «Безопасные и качественные дороги». Предлагаю начать с некоторых цифр, с чем мы вошли в 2020 год? Какова ситуация с аварийностью на российских дорогах, больше или меньше становится ДТП в стране? 

 ОП: Мы вошли неплохо в 2020 год. Мы отмечаем снижение количества ДТП, раненых и, самое главное, погибших. Однако я не стал бы останавливаться на итогах прошлого года и хочу высказать обеспокоенность к началу этого. К сожалению, на фоне снижения ДТП и количества раненых в январе, мы отмечаем увеличение количества погибших на 6-7%. Здесь уже надо задуматься, с чем эти процессы связаны, и как реагировать на них.

РЧ: Какие нарушения ПДД чаще всего приводили к серьёзным авариям? 

ОП: Самое серьёзное нарушение — это неправильный выбор скорости или превышение скоростного режима. Неспокойная ситуация, связанная с увеличением погибших в январе этого года, связана с наездом на пешеходов на пешеходных переходах. Практически на 50% произошло увеличение таких ДТП, по сравнению с январём 2019 года. Соблюдение правил проезда пешеходных переходов очень важно, как и соблюдение пешеходами правил перехода проезжей части. Это равноценные действия, которые со стороны водителей и пешеходов должны соблюдаться. 

РЧ: А с чем на Ваш взгляд связано такая тенденция?

ОП: В этом году мы видим всплеск таких ДТП. Наверное, это связано с метеоусловиями, которые нетипичные для большей части Российской Федерации. Несмотря на то, что погода, вроде бы, тёплая, всё равно происходит выпадение осадков, проезжая часть становится скользкой, при этом время суток в основном тёмное, пешеходы пользуются также тёмной одеждой, и, к сожалению, рисков наезда становится всё больше и больше. 

РЧ: Давайте рассмотрим ситуацию более детально, какие регионы в России показывают сейчас отрицательную динамику по аварийности? Какие меры будут приниматься со стороны Госавтоинспекции, чтобы исправить эту ситуацию? Помню, что в конце 2019 года были такие регионы. 

ОП: Да, таких регионов, к сожалению, много. Там, где есть проблемы, насчитывается порядка 40%. Поэтому перечислять все не имеет смысла. В любом случае, мы имеем дело с массовым явлением, и здесь надо проводить закономерность по всем субъектам Российской Федерации. Что касается действий, связанных с реагированием на эту ситуацию, то, с точки зрения полиции, мы усилим контроль за соблюдением обязательных требований по обустройству пешеходных переходов. К этому относится чистота дорожных знаков, освещение, которым обустроен пешеходный переход, и чтобы оно работало и было исправно. Также обращаем внимание на соблюдение пешеходами правил вне населенного пункта, такие как правила ношения светоотражающих элементов. По отношению к водителям, то же самое. Считаем, что нужно усилить внимание к тем из них, которые нарушают правила проезда пешеходных переходов. Кроме того, соблюдение скоростных режимов эта задача является приоритетной и постоянной. Назначение скоростных режимов и их соблюдение является, как нашей задачей, так и органов исполнительной власти, которые организуют дорожное движение на всех дорогах. 

РЧ: Вы говорите таких регионов более 40%, можете назвать пятёрку, где ситуация наиболее острая

ОП: Такие цифры могу назвать, но отмечу их в процентном соотношении. Республика Ингушетия, здесь практически на 100% возросло количество смертельных случаев в январских ДТП. Это, конечно, игра малых цифр, 4 погибших, но они составили 100%. Республика Саха (Якутия), здесь 50% и 3 погибших, Карачаево-Черкесская республика, Волгоградская, Нижегородская, Курганская, Псковская и Оренбургская области. Вот, где проценты и доля очень высоки. 

РЧ: Теперь предлагаю поговорить про дорожную инфраструктуру. В конце 2019 года в России открылась трасса Москва-Санкт-Петербург. Эксперты называют её самым большим реализованным автомобильным проектом в России. На сколько, на ваш взгляд, наличие необходимой дорожной инфраструктуры влияет на аварийность? 

ОП: Я был одним из первых, кто проехал по новой дороге от Санкт-Петербурга до Москвы, поэтому я могу поделиться мнением, опираясь на свои ощущения. Считаю, что такие дороги должны строится, чтобы соединять между собой города, делать движение более комфортным и безопасным. Не смотря на невысокую скорость движения на этой магистрали, в целом, с той интенсивностью движения, с которой сталкивается М-11, безопасность на ней обеспечена. Более того, есть положительное влияние трассы М-11 на прилегающие территории, и отмечается спад аварийности на той же М-10 Россия. В совокупности, работа этих двух дорог разгружает движение, делает их более комфортным, более удобным для водителей, возникает меньше конфликтных ситуаций, и уменьшилась аварийность на двух федеральных дорогах. 

РЧ: Можно ли на Ваш взгляд добиться такого же качества и на других российских дорогах? 

ОП: Да, я думаю, можно добиться такого качества. Не могу не отметить то, что технологии дорожного строительства категорически изменились в положительную сторону, появилась и новая техника, которая обеспечивает необходимую ровность, необходимое сцепление колёс с дорогой. Сама технология позволяет сегодня строить дороги достойные, не только Федеральные, но региональные и муниципальные. С учётом национального проекта «Безопасные и качественные автомобильные дороги», эти ориентиры поставлены, и все мы надеемся, что в самое ближайшее время наши граждане увидят воочию улучшение качества дорог. 

РЧ: Говоря о технологиях, как Госавтоинспекция работает по выявлению особо-опасных участков на автомобильных дорогах? 

ОП: В данном случае технология достаточно проста. Методика отработана уже десятилетиями. Элементарная регистрация ДТП на карте местности. Так называемый, картографический анализ даёт возможность выявить очаги, которые возникают либо на улицах в населённых пунктах, либо на внегородских дорогах. После этого их систематизируют и объединяют по каким-то признакам, по причинно-следственной связи, и затем проводят соответствующие мероприятия. С недавних пор появился законодательный термин - «место концентрации ДТП». К нему относят участки дорог в населённом пункте с расстоянием 400 метров до пешеходного перехода и до километра вне населённого пункта, на которых происходит определённое количество ДТП с погибшими или ранеными. Для того чтобы сделать эту работу более эффективно, мы, в рамках проекта по созданию «профилактически информационно-аналитической системы», разработали автоматизированную обработку данных о ДТП. Теперь мы видим на электронной карте очаги ДТП, которые в дальнейшем могут быть проанализированы, и будут приняты меры по ликвидации причин возникновения аварий. Министерство транспорта заинтересовалось этой системой. Мы стремимся к тому, чтобы данные о количестве очагов аварийности совпадали. 

РЧ: А обычные автолюбители могут как-то ознакомиться с этими картами? Допустим, чтобы понять, где есть какие-то особо аварийные участки рядом с местом проживания.

ОП: Пока эта система отрабатывается, и она не находится в широком пользовании. В наших планах есть передача такой информации в сеть, чтобы люди видели эти очаги, могли планировать свои поездки и рассчитывать скоростные режимы. Более того, есть идея, чтобы предупреждать людей в формате смс рассылок, о том, что они приближаются к такому месту. Такие технологии есть у операторов связи, и они хотят работать в этом направлении. Думаю, что это будет реализовано в ближайшем будущем. 

РЧ: Перейдём к теме нарушений ПДД. Эксперты говорят, что каждое третье нарушение, приводящее к жертвам, это выезд на полосу встречного движения. Какие меры предпринимаются Госавтоинспекцией по снижению этой статистики?

ОП: Езда по встречной полосе очень популярная тема. Перед тем, как об этом поговорить, хочу раскрыть некоторые подробности механизма совершения таких ДТП. Встречные ДТП в Российской Федерации по статистике занимают около 20%. Из этого количества 70% ДТП происходит в местах, где разрешён обгон, 30% там, где обгон запрещён. Соответственно, и причины, и меры реагирования на них должны быть разные. Что касается мест, где обгон запрещён, то эти дороги и такие места должны быть разделены осевыми ограждениями, чтобы у водителя не возникало желания выехать на полосу встречного движения. В Российской Федерации более 1.5 миллионов километров дорог, и проблема в том, что большинство двухполосных. Физически их разделить пополам ограждениями очень сложно. Здесь должны быть подходящие условия, чтобы само ограждение не создавало для участников движения дополнительных препятствий. Допустим, когда водитель не может покинуть дорогу, а такой манёвр может позволить избежать столкновения. К этому вопросу надо подходить очень аккуратно. По нашему мнению, трёх-четырёх полосные дороги должны разделяться ограждениями. В настоящее время, Министерством транспорта разработан план по оснащению этих участков ограждениями. Мы этот план рассмотрели, дали свои предложения, и надеемся, что в ближайшее время Минтранс сделает определенные корректировки, и мы приступим к реальному воплощению этого плана. Что касается участков, где обгоны разрешены, то, на мой взгляд, здесь основная проблема в колоссальном превышении скорости. Механизм очень простой. С учётом того, что большинство водителей к разрешенной скорости прибавляют ещё 20 км/ч, обгоняемое транспортное средство заведомо идёт с превышением скорости, а обгоняющее в два раза к этому показателю должно добавить скорости. Водитель с таким скоростным режимом просто неправильно оценивает свои возможности и возможности транспортного средства. Отсюда большие ошибки, неправильный выбор дистанции, бокового интервала, расстояния для обгона, и в следствии, высокая тяжесть последствий и большое количество происшествий. Рецепт один - контролировать скорость на таких участках.

  РЧ: Вы рассказали о превышении скорости и выезде на встречку. Немаловажно, что водители часто совершают эти нарушения, когда в автомобиле находятся дети. Хочется подробно остановиться на этой теме. 

ОП: Внимание уделяется большое. Мы всегда в СМИ стараемся разъяснить опасность нахождения ребёнка в автомобиле. По статистике 60% детей, которые гибнут в ДТП, это дети-пассажиры. Вина за гибель детей ложится на взрослых. Основа такому поведению, самонадеянное поведение водителей. К примеру, ребёнок в машине прыгает по всему салону, он не пристёгнут ремнём безопасности, и почему-то водитель и взрослые пассажиры не обращают на это внимания. Сложно объяснить такое поведение. Нами уже неоднократно объяснялось, что любое столкновение — это мгновенное понижение скорости. За счёт кинетической энергии движение тела продолжается дальше по траектории, и ни один детский организм не может выдержать такого удара. Удар в грудную клетку или голову детского организма сказывается по-иному, нежели у взрослого. Чтобы донести это до родителей, наверное, нам нужно увеличить информационное воздействие. Мы полагаем, что очень важно и самих детей обучать тому, как правильно вести себя в машине. Сейчас педагоги, которые с нами взаимодействуют, рассказывают, что дети, получив эти знания, сами спрашивают у родителей: «Почему вы меня не пристёгиваете, когда я сажусь в автомобиль?». Важно выбирать правильное удерживающее устройство, их очень много на рынке, но, к сожалению, не все знают, что они должны быть правильно подобраны по росту, весу и возрасту, а также правильно должны закрепляться в автомобили. Так же важно условие, есть ли в автомобиле подушки безопасности. Все эти вещи требуют дополнительного информационного извещения водителей. Со своей стороны, мы считаем, что целесообразно в автошколах больше внимания уделять этой теме, и при сдаче экзаменов, и при получении водительского удостоверения лишний раз это напоминать. Кроме того, в рамках Федерального проекта «Безопасность дорожного движения» мы проводим мероприятия в перинатальных центрах, где родителям рассказываем эти проблемы, связанные с перевозкой детей, с опасностями и рисками. В прошлом году мы провели такие занятия в количестве 900 тренингов в 30 субъектах Российской Федерации. В этом году прибавляются к этой акции ещё 35 субъектов. В следующем году планируем довести все 85 субъектов до работы в этом проекте.

РЧ: А что на счет повышения штрафов в этой сфере?. 

ОП: Тема штрафов в обществе обсуждается очень активно. Поэтому новый КоАП, который недавно был размещён на всеобщее обозрение, предусматривает наличие ребёнка в автомобиле, как отягчающее обстоятельство. Сейчас КоАП будет дорабатываться. Я думаю, такие вещи, как ребёнок в автомобиле, и неправильное, неправомерное поведение водителя, всё-таки сохранятся. Я представляю, что эта норма не вызовет негативной реакции. Большинство людей и родителей понимают, что здоровье детей важнее всего. 

РЧ:  Ещё хочется поговорить про безопасность пассажирских перевозок. Детей часто организовано перевозят на автобусах, да и мы сами на них ездим. Как обстоят в этом плане дела, и на что сейчас Госавтоинспекция обращает особое внимание? 

ОП: Автобусные перевозки, по-прежнему, массовые. Мы видим проблемы, связанные с перевозками. Все ДТП с пассажирами резонансные. Практически ежедневно проходят ДТП с ранениями или гибелью большого количества пассажиров. На это влияет несколько аспектов, и безопасность перевозки пассажиров зависит от квалификации водителя, а также технической исправности самого автобуса. Есть проблема и по первой составляющей, и по второй. Соответственно, очень важно, чтобы заработала норма в правилах дорожного движения, которая введена в конце прошлого года. Она связанна с режимом труда и отдыха водителей. Контролировать её не просто, и правоприменение тоже непросто осуществлять. Однако введение этой нормы шаг вперёд. Теперь можно понимать, откуда исчисляется время начала рабочего дня, сколько водитель может находиться за рулём, через какой период снова можно садиться за руль. Это уже прогресс. Нужно отточить эту норму, чтобы она была понятна каждому, чтобы водители автобусов рассчитывали эту норму. Чтобы организаторы перевозок рассчитывали не только на полицейский контроль, но и сами подключались к механизму дистанционного контроля за поведением водителя. Сейчас достаточно таких дистанционных систем слежения за движением автобусов. Важна так же подготовка водителей автобусов. С Министерством просвещения мы постоянно проводим встречи и приходим к выводу, что программа подготовки тоже требует совершенствования, с учётом изменения законодательства. Очень важно, чтобы к подготовке водителей подключались институты повышения квалификаций и переквалификаций. Каждые 5 лет водитель должен проходить дополнительное обучение, чтобы свои навыки усилить. Что касается технического состояния автобусов, то мы видим здесь большую проблему. По крайней мере, количество нарушений, которое выявлено нашими сотрудниками, показывает, что это массовое явление. Связано оно с «неудачной» процедурой технического осмотра, которую можно обойти и получить техническую карту. Здесь надо создавать препятствие нарушениям. Чтобы технический осмотр был полноценным, справедливым и реальным. Мы предполагаем участие Госавтоинспекции в надзоре за проведением технического осмотра, прежде всего автобусов, и надеемся, что эта мера также повысит безопасность перевозок. Важно укреплять наше взаимодействие с Ространснадзором, которое осуществляет лицензирование перевозок и контроль за соблюдениями лицензионных требований. Это тоже один из рычагов, который необходимо развивать, чтобы он был реальным и востребованным.

РЧ: Говоря об аварийности на дорогах, нельзя обойти тему нетрезвых водителей. Давайте на этом подробнее остановимся. Будут ли приниматься какие-то дальнейшие меры, может по ужесточению наказания? Что нужно делать чтобы их стало меньше? 

ОП: Я не стану говорить про меру, которую нужно принимать, а просто озвучу две цифры. В прошлом году нами выявлено 540 тысяч фактов управления транспортного средства водителями, имеющими признаки опьянения. При этом 68 тысяч, это повторное нарушение. Масштабы колоссальные, и говорить, что можно ограничиться только штрафными мерами, не приходится. Здесь нужно менять идеологию и психологию всего общества. 

РЧ: Сейчас же уголовная ответственность предусмотрена?

ОП: Как видите, по цифрам она никого не сдерживает. Мы говорим об алкоголизации отдельных регионов. О том, что культура воспитания сегодня, в том числе и благодаря СМИ, способствует тому, чтобы употребление алкоголя и управление транспортного средства проявлялось в реальности. Нужно действовать всеми методами, так, чтобы это поведение стало атипичным, чтобы люди не представляли, что это протест против общества, и что это хорошо. Нужно менять психологию общества среди водителей и участников движения.

РЧ: Могут ли помочь в это вопросе какие-то технические новинки? 

ОП:  С точки зрения надзора, мы предполагаем внедрить в практику приборы индикаторного свойства, которые обеспечат нам более простой способ выявления признаков опьянения. Не просто покраснения кожи или неадекватное поведение, а специальный индикатор, который сообщит нам, что есть основания с водителем работать процессуально. Такие предложения существуют, и они находятся в проекте постановления правительства. Я надеюсь, что в ближайшее время вопрос решиться, и мы сможем оснащать этими приборами наши подразделения и начнём проводить массовые рейды по проверке водителей.

 РЧ: Завершить нашу беседу я бы хотел вопросом, который относится к культуре поведения водителей. Насколько граждане готовы участвовать в решении проблем аварийности? Может они стали активнее в последнее время? 

ОП: Граждане активны, и это видно по социальным сетям. Тема безопасности движения привлекает людей. Ответственность за нарушение правил дорожного движения становится одной из главных тем для обсуждения. Нам очень приятно, что расширяется круг общения с общественными организациями, мы связываемся, общаемся и поднимаем важные вопросы для обсуждения, находим одинаковые подходы к решению злободневных тем. Это реализуется и в рамках «регуляторной гильотины», когда создаются рабочие группы из предпринимательских сообществ, и появляется лишняя площадка донесения до всех опасности неправомерного поведения и рисков, с участием в дорожном движении. Это всегда хорошо воспринимается. Наши аргументы слышат. У нас плотные контакты с «Общероссийским народным фронтом». Мы неоднократно участвовали в обсуждении многих тем. Последняя тема связана с использованием шипованных шин. Такие встречи помогают всем прийти к единому пониманию проблемы и выработке оптимальных решений.