05.08.2019

В студии Роман Чупров, здравствуйте. У нас в гостях Заместитель начальника отдела организации федерального розыска лиц Главного управления уголовного розыска МВД России, Максим Николаевич Черныш. Максим Николаевич, здравствуйте. 
МЧ: Здравствуйте.

РЧ: Максим Николаевич, говорить мы будем про поиск пропавших детей, сегодняшняя тема особенно актуальна в летний период. Когда у детей появляется много свободного времени, чаще они принадлежат сами себе. И в начале хотелось бы поговорить о ситуации в целом, насколько самовольные уходы несовершеннолетних распространены, существует ли какая-то статистика?

МЧ: С наступлением летнего периода, когда родители работают, а дети остаются и гуляют одни, получается статистика, что в течении суток на территории России пропадают около сотни несовершеннолетних детей. Из этого количество детей устанавливается около 95 несовершеннолетних детей. Или они возвращаются сами или устанавливаются сотрудниками органов внутренних дел. Порядка 98% устанавливаются в первые двое суток.

РЧ: Такая проблема актуальна для всей России или каких-то конкретных регионов?

МЧ: Нет. Для всей России. Больше даже относится к крупным городам, но ситуация схожа по всей стране.

РЧ: А какие основные причины ухода?

МЧ: Основные причины пропаж в большинстве случаев, это убегающие подростки из социальных и образовательных учреждений, а также из проблемных семей. Причём совсем не обязательно, чтобы это были неблагополучные семьи. Может быть родители, в силу самых разных причин, уделяют детям недостаточно внимания. Причиной ухода могут стать личностные особенности ребенка, школьная дезадаптация, воздействие социального ориентирования неформальной среды и причины социально-демографического характера. Многие несовершеннолетние хотят, чтобы их не нашли, и делают всё возможное чтобы скрыться от родителей, воспитателей и опекунов.

РЧ: А почему они не хотят?

МЧ: Они хотят больше свободы. Родители в силу определенных причин требуют от них определенной дисциплины, к примеру, чтобы отзванивались, вовремя приходили домой, естественно дети взрослеют, не хотят тотального контроля ну и плюс знакомятся с друзьями, им хочется общаться и случается, что, уходя к своим друзьям они не сообщают родителям о том где находятся. Потом естественно возвращаются через сутки, побывав с друзьями и нагулявшись. Это как правило подростки возраста от 14 до 18 лет. В общем дети переходного возраста.

РЧ: Я правильно понимаю, что, если ребёнок вдруг ушел из дома и не вернулся нужно сразу сообщить в полицию. Что происходит дальше, какой механизм действий?

МЧ: Не надо ждать никаких трёх часов или трое суток. Сразу, как вы установили, что вашего ребёнка нет в том месте, где он должен находиться, немедленно сообщайте по телефону или приходите в отдел полиции, который находится рядом с вами. Там заявляете, что ваш ребёнок пропал и не выходит на связь, телефон отключен или он не отвечает, и сразу заявляете об его исчезновении. Сотрудники полиции обязаны зарегистрировать ваше заявление в установленном порядке, выяснить, во что был одет ребёнок, где последний раз его видели. В это место отправят следственно-оперативную группу с кинологом, экспертом, следователем и дознавателем, которые проведут осмотр, ориентируют все ближайшие и действующие посты органов внутренних дел о том, что пропал ребёнок, задействуют максимум возможностей. Во всех отделах полиции сейчас размещена информация, о волонтерских организациях, которые действуют в данном регионе. И родители имеют право звонить туда и привлекать граждан и волонтёров к розыску. Это действует незамедлительно, никаких трое суток ждать не надо. Если родитель узнал о том, что ребёнка пол часа уже нет, он уже может смело идти и заявлять.

РЧ: А сколько детей удалось найти за первую половину 2019 года, есть ли какая-то статистика?

МЧ:  Найдено практически 98% из того, что ушли в этом году. А из оставшихся из этой тысячи — это дети, которые уже очень долгое время отсутствуют более года или двух. В основном все дети устанавливаются, как я и говорил в ближайшие двое суток. Как правило, по розыску без вести пропавших, заводим розыскные дела в течении первых суток. При этом мы уведомляем следственный комитет о том, что ребёнок пропал, и организовываем мероприятия. Совместная работа волонтеров и следственного комитета, приводит к ощутимому результату.

РЧ: Вы несколько раз упомянули волонтёров. Подробно расскажите, с какими общественными организациями сотрудничает МВД?

МЧ: Всеми, которые зарегистрированы на территории Российской Федерации. Такие организации созданы в 76 регионах. Куда входят около 15 тысяч волонтёров. Наиболее крупные это «Лиза Алерт», «Поиск пропавших детей» и «Полярная сова», последняя охватывает северные регионы.

РЧ: Существуют какие-то новые технологии в МВД, которые используются для розыска детей?

МЧ: Для розыска детей используются всевозможные технологии. Беспилотники, любые технические средства, которые помогут установить местонахождение ребёнка.


РЧ: Если рассматриваем случаи, когда ребенок, например, заблудился в лесу. Какие способы поиска используются в этих ситуациях? К примеру, у организации «Лиза Алерт» есть специальные методики для поиска в городе, в лесу. Есть ли подобная практика у МВД?

МЧ: Если ребёнок пропал в лесу, выясняется есть ли при нём сотовая связь. Определяется его местонахождение, возможный маршрут его передвижения, в каком направлении он двигается. Задействуются сразу же волонтерские организации, которые в этом районе существуют, задействуются военнослужащие, если они имеются в данном регионе, так же охотники и егеря. Применяются машины со звуковыми сигналами, которые включаются, чтобы ребёнок мог слышать, куда выходить. Осуществляется прочёсывание местности, возможного движения его местности.

РЧ: Максим Николаевич, а можно ли с помощью современных технологий обезопасить детей, чтобы они не потерялись? Существуют какие-то способы, с помощью телефона или каких-то программ, чтобы своевременно устанавливать местонахождение ребёнка?

МЧ: Сейчас существуют много смартфонов, с помощью которых устанавливаются координаты ребёнка. Родители имеют возможность отслеживать движения и перемещения ребенка, где он находится и, естественно, используются обычные телефоны. Приобретая телефон, оформляете на себя сим-карту, чтобы потом можно было получать информацию о последнем выходе ребёнка в эфир. Чтобы можно было определить его отправную точку, с которой организовывать розыск ребёнка.

РЧ: А если телефон выключен, всё равно какой-то сигнал можно получить, или это уже сложнее?

МЧ: Привлекаются подразделения, которые обучены на проведение данных мероприятий.

РЧ: Если у ребёнка разрядился телефон, выключился, то есть шанс найти его локацию, где он находится?

МЧ: Только точка, где он последний раз выходил на связь. Можно определить это местоположение и уже оттуда, с этой отправной точки, двигаться в направлении. Естественно, если это в городской среде, то очень эффективно, в столице используется система «Безопасный город» - это видеокамеры. Мы можем отследить предполагаемый маршрут ребёнка. Это используется в полной мере при розыске. В других городах, где используются камеры, и даже частные, они предоставляют необходимую информацию.

РЧ: Спасибо, Максим Николаевич, за эту важную и интересную беседу, до свидания.
МЧ: До свидания.