17.09.2018

РЧ: В студии Роман Чупров. Здравствуйте! На этой неделе у нас в гостях генеральный директор Агентства стратегических инициатив Светлана Чупшева.

СЧ: Здравствуйте!

РЧ: Светлана, во-первых, большое вам спасибо, что вы нашли время и к нам приехали, и мой первый вопрос будет связан с основными направлениями работы Агентства стратегических инициатив, потому что я понимаю их достаточно много. Давайте по порядку обо всем.

СЧ: Ну, у нас действительно с начала создания, изначально был определен такой диверсифицированный состав направлений. Это и социальные проекты, направления – «молодые профессионалы», «новый бизнес» и направление «развитие регионов». Абсолютно разные проекты и с точки зрения масштаба, и с точки зрения целевой группы. Ну, наверно, в этом интересно. Площадка Агентства стратегических инициатив, на которую приходят может прийти, мне кажется, абсолютно каждый человек и получить поддержку в реализации и внедрении конкретного проекта.

РЧ: Светлана, в этой программе мы хотим сконцентрировать больше внимания именно на волонтерской работе, так как 2018 год объявлен годом волонтёра нашим президентом. И сейчас уже волонтеры есть практически во всех регионах России. Какая помощь им оказывается со стороны агентства?

СЧ: Ну, во-первых, агентство учувствовало в разработке законодательного, нормативно-правовой базы, потому что, чтобы сказать сколько у нас волонтеров в стране нужно хотя бы понимать определение «волонтера», статус волонтера. И в этом году закон был принят. Теперь, все-таки есть чёткое определение добровольца, организатора добровольческой деятельности, какие меры поддержки должны оказывать и создавать и федеральные структуры, и региональные, и муниципальные структуры, для того, чтобы волонтёрская деятельность могла развиваться, для того, чтобы больше людей, которые хотят заниматься какими-то благотворительными программами, лично учувствовать в каких-то волонтерских программах имели такую возможность. Действительно, сегодня от мала до велика, люди по собственной инициативе абсолютно во всех регионах нашей страны так или иначе имеют такую возможность. На площадках агентства у нас также поддерживаются отдельные волонтерские программы и проекты. Это и проекты по развитию социального волонтерства, это и проекты в сфере там: образования, наставничества, это и проекты, связанные с инфраструктурными изменениями, потому что те же волонтеры, организаторы добровольческой деятельности, благотворительные фонды говорили, как раз о таких базовых вещах, необходимых для того, чтобы человек знал и мог пройти необходимое обучение или найти команду для реализации какого-то волонтерского проекта, мог пользоваться инфраструктурой, как помещения для проведения каких-то тоже волонтерских программ и каких-то проектов.

РЧ: Насколько я понимаю сейчас волонтерские организации должны быть зарегистрированы или нет?

СЧ: Нет, определен статус организаторов добровольческой деятельности и здесь это – НКО, в уставе которой прописан вот этот вид деятельности. Что они привлекают и могут привлекать людей там, добровольцев для реализации конкретного проекта оказания каких-то услуг: благотворительных услуг, связанных именно с привлечением там добровольцев. И самое главное, ну это уже в другом нормативно-правовом акте, это уже в Налоговом кодексе, тоже принято законодательно решение о том, что те расходы, которые несет организатор добровольческой деятельности, либо любая организация, которая привлекает добровольцев – они теперь не засчитываются, как доходы волонтеров. Что я имею ввиду? Вы знаете, это: оплата транспорта, проживания, амуниции какой-то, необходимого оборудования, ну, например, если это поисковики или волонтёры-пожарники. Раньше каждый такой волонтер должен был заплатить вот с этого дохода заплатить налоговое отчисление, и это тоже выступало каким-то таким ограничением не и непониманием: почему я это делаю бесплатно, а я должен еще с каких-то таких нематериальных, скажем так, активов или услуг заплатить в денежном эквиваленте налог. Сегодня этот вопрос урегулирован, и я считаю. Что это тоже такая наша победа добровольцев НКО, которые занимаются поддержкой и помощью в любых направлениях.

РЧ: Светлана. Хотелось бы поговорить про волонтеров, которые занимаются поиском людей. Какую поддержку оказывает Агентство стратегических инициатив в этом вопросе?

СЧ: У нас в прошлом в прошлом году в Карелии в точки кипения прошла встреча президента РФ именно с представителями некоммерческого сектора, волонтерскими организаторами, лидерами волонтерских движений. Где рассматривались необходимые меры поддержки и проблемы, с которыми сталкиваются и организации, и люди в своей деятельности. И у нас тогда выступил Григорий Сергеев - лидер отряда «Лиза Алерт», как раз поискового отряда, и Григорий тогда обратился к президенту вот с поддержкой в создании такого центра поиска людей, который смог бы стать площадкой, которая сможет объединить усилия как федеральных органов власти, которые должны учувствовать в быстром реагировании по организации поиска – это и МВД, и МЧС, и Следственный комитет в определенных случаях безусловно там задействованы, и вот эта энергия волонтеров некоммерческого сектора, которые готовы заниматься поисками, учувствуют уже в этом поиске, но вот есть как раз проблемы вот как раз вот этого взаимодействия, может быть эффективности в проведении поисков и самое главное – в быстром реагировании. Владимир Владимирович поддержал. Было соответствующее поручение федеральным ведомствам, АСИ и проработать этот вопрос, и создать такой центр. У нас в 2017 году уже был зарегистрирован Центр поиска пропавших людей. Его возглавил Григорий Сергеев. Они находятся в Москве, но очень тесно взаимодействуют со всеми субъектами РФ.

РЧ: Хотелось бы затронуть тему обучения. Ведь это тоже немаловажно. Чтобы детям на постоянной основе рассказывали о том, что делать, если ты потерялся. Вот у Агентства есть ли какие-то совместные проекты с Министерством просвещения?

СЧ: Есть. Во-первых, у нас теперь вместо урока «Труда» появился урок «Технологии». Мы как раз были инициаторами концепции самого урока и его насыщения, и тоже это обсуждается и в каких-то регионах там уже это реализуется на базе каких-то пилотных школ, когда мы на базе урока «Технологии» даем базовый курс как себя вести, если ты потерялся и что делать, чтобы не попасть в такую ситуацию. Это и «Код безопасности» - проект, который реализуется и вместе с детьми, с подростками, которые сами преподают детям в рамках общеобразовательной программы, такие проекты и уроки. Конечно, задача, чтобы это было массовым, и здесь мы тоже надеемся на поддержку федерального министерства. Ну самое главное, что регионы. Губернаторы понимают эту задачу т нам важно здесь не только использовать ресурсы там волонтеров, а действительно именно каких-то образовательных решений: и онлайн курсы, и какие-то программы там внутри школы – все, что действительно может эффективно обеспечить выработку навыков у ребенка, как вести себя в каких-то сложных ситуациях: когда подходит к тебе какой-то чужой незнакомый человек, предлагает помощь. Если с тобой случилась какая-то беда тоже там: как вести себя там при пожарах, то есть в любых направлениях. Мы такие проекты поддерживаем и предлагаем их уже для внедрения либо конкретным школам, образовательным учреждениям, либо конкретным регионам.

РЧ: Ну вот мне кажется конкретным решением в этом вопросе является как раз- таки организация грамотного досуга детей, чтобы у них попросту не хватало времени, чтобы остаться одному и пойти на какие-то необдуманные поступки. Насколько я знаю, у Агентства стратегических инициатив существуют специальные площадки, на которых дети могу прийти и показать свои какие- то таланты. Можете поподробнее об этом рассказать?

СЧ: НУ, безусловно тут надо развивать и сферу детского отдыха. Сегодня мы все понимаем, что просто, ну как бы культурный досуг, он ребенку уже не интересен без вот этого образовательного компонента. Ребенок хочет учиться, получать какие-то новые навыки и получать какие-то новые компетенции и очень хорошо, что сегодня на базе, как я уже говорила, таких крупных федеральных центров и региональных учреждений всевозможные образовательные программы интегрируются в летние программы отдыха для детей. Что касается наших новых проектов, назову один из них – это «Кадр будущего для регионов». У нас он сегодня реализуется в 6 субъектах РФ: Тульская область, Московская область, Татарстан, Пермский край, Ульяновская область, Новгородская область. Идея какая была? Наверно сформировать такие региональные команды развития из подростков 14, 18 лет, мотивированных лидеров, которые действительно хотят сделать что-то для региона, которые хотят сами развиваться, учиться чему-то новому, быть востребованы в профессии, выбрать какую-то для себя профессию, найти что им нравится, какие- то для себя ориентиры выстроить.

РЧ: Продолжим говорить про поиск пропавших детей, ну и в принципе про эту проблему. Хочется остановиться на теме так называемых трудных семей, где дети часто остаются одни. Агентство какую-то работу проводит с такими семьями?
  
СЧ: У нас есть отдельные проекты по профилактике, по поддержке и адаптации детей, оказавшихся в сложной ситуации. Не скажу, что мы пока как-то системно в области регулирования участвуем, у нас правительством принят проект десятилетия детства, в котором есть ряд каких-то мероприятий, которые планируются в части профилактики, но здесь вопрос тоже кадров стоит остро, мне кажется, вообще системы ну не то что управления, но системы, которая должна обеспечивать работу с семьей, с кризисной семьей, предупреждения тоже каких-то негативных последствий, потому что в основном сегодня система работает не на предупреждение, а уже решение сложной ситуации, которая уже случилась по факту, работает система опеки. Однозначно мы все приходим к мнению, что такую систему надо реформировать вот в той конструкции, система опеки она просто недееспособна. Это как какой-то конфликт интересов, когда ты должен и за профилактику (отвечать), и тут же ты отбираешь детей. И сегодня на разных экспертных площадках мы тоже предлагаем какие-то решения на основе лучших международных практик и опять же тех проектов, пилотных проектов, у нас вот тоже такой проект был реализован с семьей, сейчас реализуется и в Тамбовской области, мы как раз по профилактике вообще переустройства системы опеки работаем на как раз предупреждение, самое главное – работа с семьей.

РЧ: А, на ваш взгляд, кто должен работать с семьей?

СЧ: Ну это вопросы подготовки специалистов и кадров, это должны быть квалифицированные психологи, наставники, специалисты социальных служб, которые могут сопровождать семью, которые могут помогать семье и в части образования, и в части поиска работы и где-то в части ресурсов по уходу за детьми и привлечению ресурсов на решение проблем, связанных с жильем в юридической плоскости, ну пока вот эффективно, на уровне страны если в целом говорить, такая система не работает, и здесь нужны решения на федеральном уровне со стороны министерства образования и министерства труда.

РЧ: Светлана, продолжая тему волонтерства по поиску пропавших детей, хотелось бы поговорить про взаимодействие с МВД, есть ли какие-то совместные проекты с министерством внутренних дел?

СЧ: Ну вот, наверное, этот проект, который вы уже озвучили, такой проект, направленный на консолидацию усилий федеральных ведомств и волонтеров в организации поиска детей, это вот как раз такой общий регламент взаимодействия и реагирования, обмена методиками, совместные обучения. Вот мы на площадке форума провели такой первый формат, когда были сотрудники МВД, были представители НКО, волонтерских отрядов из разных субъектов РФ. Вместе обсуждали в формате стратегических сессий вопросы, проблемы, опять же какие-то лучшие практики, делились практиками взаимодействия, которые эффективно работают во многих регионах. Может быть, не во многих, по разным оценкам. Ну и задача, чтобы такие форматы были регулярными и на федеральном, и на окружном уровне, мы обсуждали это и с министром внутренних дел, он поддержал эту инициативу, ну и по сути такие, наверное, рекомендации будут даны территориальным подразделениям МВД – проводить такие совместные обучения уже вот на уровне регионов, чтоб они были регулярными, обмен практиками. Ну и самое главное, что здесь мы тоже как бы формируем такую мотивационную часть, потому что, мне кажется, было очень приятно, когда в рамках этого форума благодарности и ведомственные награды за вклад в организацию поисков получали и сотрудники МВД, и волонтеры в регионах. И мне кажется, очень хорошо, когда действительно мы будем работать в одной команде, результат от этого только улучшится.

РЧ: Ну и возвращаясь к волонтерству как к такому глобальному движению, не только по поиску людей, но и работающих в других сферах, хотелось бы спросить у вас про Чемпионат мира по футболу. Как, на ваш взгляд, отработали волонтеры?

СЧ: Ну конечно, Чемпионат мира по футболу, я считаю, что просто прошел на высшем уровне, и с точки зрения организации мероприятий, и безопасности, и программ, и как отработали волонтеры. Ну мне кажется, мы теперь стали такой тоже лучшей практикой, о которой сегодня ФИФА говорит и транслирует уже на международном уровне, что Россия стала, наверное, сегодня такой лучшей площадкой, где на самом высоком уровне проведены были вот эти игры, Чемпионат мира по футболу.



Запись эфира: