Прямой разговор выпуски с 26 по 30 сентября

Прямой разговор выпуски с 26 по 30 сентября

30.09.2016

На этой неделе в программе Прямой разговор мы обсудим вопросы организации работы по борьбе с дискредитацией сотрудников органов внутренних дел.

Гость – начальник управления стратегического развития в сфере обеспечения собственной безопасности и противодействия коррупции Главного Управления Собственной безопасности МВД России, подполковник полиции Андрей Евгеньевич Московкин

Андрей Евгеньевич, здравствуйте!

Чем вызвана необходимость работы по защите чести, достоинства и деловой репутации сотрудников ОВД?

В первую очередь хотелось сказать, что те условия, в которых сотрудники полиции в наше время выполняют свои служебные обязанности существенно отличаются от того, что было 10-20 лет назад. Помимо традиционных форм оказания противодействия сотруднику полиции, таких как неповиновения его законным требованиям, к сожалению, тенденцией стало оказание прямого противодействия, т.е. выплеск некой дискредитирующей информации. А она бьет по самому главному реноме – честному имени сотрудника органов внутренних дел. И не нанося вред физический создает такой моральный «флейм», который не позволяет сотруднику качественно выполнять свои служебные обязанности, постоянно оглядываясь на мнение о нем во вне. Надо отметить, что одной из главных оценок деятельности органов внутренних дел и сотрудников является уровень общественного доверия. Выплеск какого-либо компромата бьет по уровню доверия к полицейскому. Соответственно искажается восприятие правомерности его действий. Как следствие, это блокирует нормальную работу полицейского. Мы провели некоторые статистические исследования. Они показали, что ежегодно в отношении сотрудников совершается порядка 2-х десятков тысяч неправомерных действий. Основная масса из них сопряжена с осуществлением сотрудниками своих задач по охране общественного порядка, борьбе с преступностью, регулированию дорожного движения, расследованию преступлений. Только за последние 4 года погибло около 80-ти сотрудников, основная масса из них при конкретных преступных посягательствах на них. Уголовная статистика большинства развитых государств таких цифр не знает. Все это показывает, что опасность в которых современный российский полицейский, с чувством долга, выполняет свои задачи существует.

Предусмотрен ли правовой механизм защиты доброго имени сотрудников ОВД?

Здесь нужно отметить главное, что с принятием Закона «О полиции» в 2011 году, фактически, впервые на общедоступном уровне за сотрудниками было закреплено право на правовую защиту. Статья 30-я Закона четко прописала, что защита чести и достоинства сотрудников от преступных посягательств, в связи с выполнением ими служебных обязанностей, гарантируется и охраняется законодательством России. Этот момент стал отправной точкой для осуществления мероприятий по защите доброго имени полицейских. А то, что это делать необходимо показало время. Проводя мониторинг публикаций в СМИ силами и пресс-служб полиции, и силами подразделений собственной безопасности мы фиксировали немалые цифры, которые показывают, что число негативных сведений в отношении полицейских время от времени возрастает. Для примера скажу, что за последние пару месяцев было зафиксировано порядка 109 таких публикаций. Это цифра не малая, если учесть, что еженедельно в поле зрения попадаются черные пиар-действия. Каждый из этих сигналов конечно проверять надо, и наша служба этим занимается. А на уровне министерства принят специальный нормативный акт, который детально регламентирует деятельность разных служб полиции по защите сотрудников органов внутренних дел от дискредитации. Главным субъектом защиты выступает сотрудник. Весь арсенал средств, который имеется в распоряжении полиции он призван решить главную задачу, а именно помочь сотруднику накопить тот массив информации, который может быть использован для его качественной правовой защиты в последующем. Но активность в первую очередь лежит на самом гражданине, т.е. сотруднике органов внутренних дел.

Сейчас очень часто дут разговоры о том, что порочат честь мундира в сериалах, музыкальных клипах. Здесь каким образом вы работаете?

Большинство сотрудников органов внутренних дел качественно и с достоинством выполняют свои служебные обязанности. К сожалению любой факт, скажем, представление в общественном сознании полицейского как не профессионала, неприятен, как сотруднику и большинству моих коллег, так и родственникам. Потому что их близкие явно не похоже на тех людей, которых у нас показывают в современном кинематографе, и уж тем более в небезызвестных музыкальных клипах. Конечно мы пытаемся разобраться. Для нас важно найти некую точку взаимопонимания с теми медийными структурами, которые занимаются выпуском продуктов, которые востребованы общественностью. Но это далеко не простая ситуация. В настоящее время я не готов сказать, что мы эту проблему решили, но и не готов говорить, что мы находимся где-то в начале пути. Диалог с выпускающими компаниями ведется. На уровне Министерства мы активно сотрудничаем также и со структурами, которые стараются позиционировать полицейского таким, каким он есть – настоящим, профессиональным. Но от шаблонов нам не уйти и нужно прекрасно понимать, что голливудский образ полицейского, который был создан много лет назад для пиара он не соответствует уровню российского полицейского. Новое время и соответственно по-иному надо смотреть и на сотрудников. В первую очередь – это страж порядка, готовый прийти на помощь.

Вы сказали, что сотрудничаете с медийными структурами. А с кем еще работаете?

Огромным ресурсом для взаимной работы является структура общественного совета. Нужно отдать должное и поблагодарить специалистов из разных областей, которые входят в общественный совет за их активность по отстаиванию доброго имиджа сотрудников органов внутренних дел. Конечно же огромным потенциалом обладают и ветеранские организации.

Каков механизм вашей работы?

Механизм полицейской работы по проверке фактов распространения в отношении сотрудников органов внутренних дел дискредитирующей информации и компрометирующих материалов достаточно прост и отлажен. В этой работе активно взаимодействуют все службы полиции. Давайте возьмём типовую ситуацию. Если должностное лицо обнаруживает, что в отношении него распространены негативные сведения, либо такая информация поступает в наше подразделение мы обязаны назначить проведение проверки, в порядке, установленном в министерстве. Для этого используется и ресурс подразделения собственной безопасности. Кстати, активно в этой работе участвуют и подразделения по работе с личным составом. Здесь цель одна: установить правомерны ли действия сотрудников в том варианте, в каком это отображается в распространенной информации, либо действия сотрудников носят неправомерный характер. В том случае, если мы устанавливаем, что сотрудник был прав, действия его профессиональны, никакой закон он не нарушил, то в такой ситуации возникают основания для того, чтобы сотруднику отстаивать свое доброе имя. И те материалы, которые мы нарабатываем в ходе проверки предоставляются сотруднику. Ему разъясняется его права по судебной защите, правовыми подразделениями органов внутренних дел даются рекомендации по дальнейшим действиям. Соответственно возникают определённые действия в судебных инстанциях. Другой порядок действий, когда дискредитирующая информация распространяется в отношении органов внутренних дел. В этом случае, помимо традиционной нашей проверки, изучения обстоятельств, фактов и т.д. предпринимается действия по размещению в СМИ информации опровергающей первоначальные заявления. За последнее время достаточно большое количество такой информации нами было опровергнуто. Здесь очень активную роль проявляют и наши пресс-службы. Все-таки мы все решаем единую задачу, и сотрудники также активны в этой ситуации.

По каким критериям осуществляется оценка результатов борьбы с дискредитацией?

Главным для нас является понять тот спектр источников негативной информации, которые периодически совершают действия, направленные на распространения ложных сведений в отношении сотрудников органов внутренних дел в целом. Мы такой анализ ведем, соответствующие информационные ресурсы мы у себя формируем для того что бы понять лицо того, кто тебе противостоит. Основным критериям для нас являются два пути. Первое – это ослабление деструктивного потока, направленного на органы внутренних дел. И здесь определённые подвижки есть, но говорить о преодолении этой проблемы пока еще преждевременно. Второе: эффективность этой работы мы оцениваем по тому, насколько активны сами сотрудники в защите собственного доброго имени и деловой репутации, насколько активны органы внутренних дел, насколько мы видим уровень взаимодействия. Уже сейчас можно сказать, что работа, которая была начата несколько лет назад, она стала системной и неотъемлемой. Эта работа стала атрибутом в обыденной полицейской деятельности. И это уже можно заметить. Сотрудники стараются и сами пресекать неправомерные действия в свой адрес. Активно развиты и методы документирования сотрудниками фактов склонения их к коррупционным действиям. Активно этим пользуются инспекторы ГИБДД. Ведь это средство правовой защиты и в том числе от последующей дискредитации. Граждане знают, что интернет завален видеороликами про нечестных инспекторов, и если мы продолжим работу дальше, то во всемирной патине будет достаточно большое количество роликов и про тех сотрудников, которые отказались от незаконных вознаграждений, которые не только грамотно владеют своей профессией и знают иностранный язык, но и устойчивы к коррупции. Это важно и это должен видеть любой гражданин.

Спасибо, Андрей Евгеньевич!

У нас в гостях был начальник управления стратегического развития в сфере обеспечения собственной безопасности и противодействия коррупции Главного Управления Собственной безопасности МВД России, подполковник полиции Андрей Евгеньевич Московкин.